Римский флот. Конструкция и типы кораблей.

Board index Русский Total War Центр | Russian Total War Center РАЗДЕЛ СВОБОДНОГО ОБЩЕНИЯ | FLOOD

Moderators: ARES, Aizenkur

  • 5

#1by darkm1nd » 29.07.2013, 13:46

Конструкция

По своей конструкции римские боевые корабли принципиально не отличаются от кораблей Греции и эллинистических государств Малой Азии. У римлян мы встречаем те же десятки и сотни весел в качестве основного движителя судна, ту же многоярусную компоновку, приблизительно ту же эстетику фор- и ахтерштевней.

Все то же – но на новом витке эволюции. Корабли становятся крупнее. Они обзаводятся артиллерией (лат.tormenta), постоянной партией морской пехоты (лат.manipularii или liburnarii), оснащаются штурмовыми трапами-"воронами" и боевыми башнями.

По римской классификации все боевые корабли назывались naves longae, "длинные корабли", за счет своих сравнительно узких корпусов, выдерживающих пропорцию ширины к длине 1:6 и больше. Противоположностью боевым кораблям были транспортные (naves rotundae, "круглые корабли").

Боевые корабли делились по признаку наличия/отсутствия тарана на naves rostrae (с тараном) и все прочие, "просто" корабли. Также, поскольку иногда корабли с одним, а то и с двумя рядами весел не имели палубы, то существовало разделение на корабли открытые, naves apertae (у греков – афракты), и корабли закрытые, naves constratae (у греков – катафракты).

Типы

Основной, наиболее точной и распространенной классификацией является деление античных боевых кораблей в зависимости от количества рядов весел.

Корабли с одним рядом весел (по вертикали) назывались монеры (moneris) или униремы, а в современной литературе часто именуются просто галерами,
с двумя – биремы или либурны,
с тремя – триеры или триремы,
с четырьмя – тетреры или квадриремы,
с пятью – пентеры или квинкверемы,
с шестью – гексеры.

Однако дальше четкая классификация "смазывается". В античной литературе можно встретить упоминания гептер/септер, октер, эннер, децемрем (десятирядных?) и так вплоть до седецимрем (шестнадцатирядных кораблей!). Также известен рассказ Афинея из Навкратиса о тессераконтере ("сорокаряднике"). Если понимать под этим количество гребных ярусов, то получится полная чушь. Как с точки зрения технической, так и военной.

Единственно представимое смысловое наполнение этих названий – общее количество гребцов на одном борту по одному срезу (секции) во всех ярусах. То есть, например, если в нижнем ряду на одно весло имеем одного гребца, в следующем – двух, в третьем – трех и т.д., то тогда суммарно в пяти ярусах получим 1+2+3+4+5 = 15 гребцов. Такой корабль, в принципе, можно назвать квиндецимремой.

В любом случае, вопрос об архитектуре римских (а также карфагенских, эллинистических и др.) боевых кораблей крупнее триремы пока что остается открытым.

Римские корабли были в среднем больше аналогичных по классу греческих или карфагенских. При попутном ветре на корабле устанавливали мачты (до трех на квинкверемах и гексерах) и подымали на них паруса. Большие корабли иногда бронировались бронзовыми пластинами и почти всегда завешивались перед боем смоченными в воде воловьими шкурами для защиты от зажигательных снарядов.

Также, накануне столкновения с противником паруса скатывали и помещали в чехлы, а мачты укладывали на палубу. Подавляющее большинство римских боевых кораблей, в отличие, например, от египетских, вообще не имели стационарных, не-съемных, мачт.

Римские корабли, как и греческие, были оптимизированы для ведения прибрежных морских сражений, а не для длительных рейдов в открытом море. Обеспечить хорошую обитаемость среднего корабля для полутора сотен гребцов, двух-трех десятков матросов и центурии морской пехоты было невозможно. Поэтому вечером флот стремился пристать к берегу. Экипажи, гребцы и большая часть морских пехотинцев сходила с кораблей и ночевала в палатках. Утром плыли дальше.

Корабли строились быстро. За 40-60 дней римляне могли построить квинкверему и полностью ввести ее в строй. Этим объясняются внушительные размеры римских флотов во время Пунических войн. Например, по моим подсчетам (осторожным и оттого наверняка заниженным), во время Первой Пунической войны (264-241 гг. до н.э.) римляне ввели в строй более тысячи боевых кораблей первого класса: от триремы до квинкверемы. (То есть не считая унирем и бирем.)

Корабли имели относительно низкую мореходность и в случае сильного внезапного шторма флот рисковал погибнуть едва ли не в полном составе. В частности, во время той же Первой Пунической войны из-за штормов и бурь римляне потеряли по меньшей мере 200 кораблей первого класса. С другой стороны, за счет достаточно прогрессивных технологий (и, похоже, не без помощи искушенных римских магов), если корабль не погибал от ненастья или в бою с врагом, он служил удивительно долго. Нормальным сроком службы считались 25-30 лет. (Для сравнения: английский линейный корабль "Дредноут" (1906 г.) морально устарел через восемь лет после постройки, а американские авианосцы типа "Эссекс" были выведены в резерв через 10-15 лет после начала эксплуатации.)

Поскольку на парусах ходили только при попутном ветре, а все остальное время пользовались исключительно мускульной силой гребцов, то скорость кораблей оставляла желать лучшего. Более тяжелые римские корабли были еще медленнее греческих. "Быстроходным" считался корабль, способный выжать 7-8 узлов (14 км/ч), а для квинкверем вполне пристойной считалась крейсерская скорость в 3-4 узла.

Экипаж корабля по подобию римской сухопутной армии назывался "центурией". На корабле было два главных должностных лица: капитан ("триерарх"), ответственный за собственно плавание и навигацию, и центурион, ответственный за ведение боевых действий. Последний командовал несколькими десятками морских пехотинцев.

Вопреки распространенному мнению, в республиканский период (V-I вв. до н.э.) все члены экипажа римских кораблей, включая и гребцов, были вольнонаемными. (То же самое, кстати, относится и к греческому флоту.) Только во время Второй Пунической войны (218-201 гг. до н.э.) в качестве экстраординарной меры римляне пошли на огрниченное использование во флоте вольноотпущенников. Однако позднее в качестве гребцов действительно начали все шире использовать рабов и пленных.

Командовали флотом первоначально два "военно-морских дуумвира" (duoviri navales). Впоследствии появились префекты (praefecti) флота, приблизительно эквивалентные по статусу современным адмиралам. Отдельными соединениями от нескольких до нескольких десятков кораблей в реальной боевой обстановке иногда распоряжались сухопутные командиры войск, перевозимых на кораблях данного соединения.

Биремы и либурны

Биремы представляли собой двухъярусные гребные суда, а либурны могли строиться как в двух-, так и в одноярусном варианте. Обычное число гребцов на биреме – 50-80, количество морских пехотинцев – 30-50. Для того, чтобы повысить вместимость, даже небольшие биремы и либурны нередко комплектовались закрытой палубой, чего обычно не делалось на судах аналогичного класса в других флотах.
Image
Рис. 1. Римская бирема (поставлены артемон и основной парус, второй ряд весел убран)

Уже в ходе Первой Пунической войны выяснилось, что биремы не могут эффективно бороться против карфагенских квадрирем с высоким бортом, защищенным от таранного удара множеством весел. Для борьбы с карфагенскими кораблями римляне начали строить квинкверемы. Биремы и либурны на протяжении следующих веков использовались преимущественно для дозорной, посыльной и разведывательной службы, либо для боевых действий на мелководье. Также биремы могли эффективно применяться против торговых и боевых однорядных галер (как правило, пиратских), по сравнению с которыми были куда лучше вооружены и защищены.

Однако, во время битвы при Акции (Акциуме, 31 г. до н.э.) именно легкие биремы Октавиана смогли взять верх над крупными кораблями Антония (триремы, квинкверемы и даже децемремы, согласно некоторым источникам) благодаря высокой маневренности и, вероятно, широкому использованию зажигательных снарядов.

Наряду с мореходными либурнами римляне строили много различных типов речных либурн, которые использовались в боевых действиях и при патрулировании Рейна, Дуная, Нила. Если учитывать, что 20 даже не очень крупных либурн способны принять на борт полную когорту римской армии (600 человек), то станет ясно, что соединения маневренных либурн и бирем представляли собой идеальное тактическое средство быстрого реагирования в речных, лагунных и шхерных районах при действиях против пиратов, неприятельских фуражиров и в беспорядке переправляющихся через водные преграды варварских отрядов.
Image
Рис. 2. Либурна-монера (вид сверху-сзади)

Интересные подробности о технологии изготовления либурн можно обнаружить у Вегеция (IV, 32 и след.).

Триремы

Экипаж типовой триремы состоял из 150 гребцов, 12 моряков, приблизительно 80 морских пехотинцев и нескольких офицеров. Транспортная вместимость составляла при необходимости 200-250 легионеров.

Трирема была более быстроходным кораблем по сравнению с квадри- и квинкверемами, и более мощным по сравнению с биремами и либурнами. При этом размеры триремы позволяли в случае необходимости разместить на ней метательные машины.

Трирема являлась своего рода "золотой серединой", многофункциональным крейсером античного флота. По этой причине триремы строились сотнями и представляли собой наиболее распространенный тип универсального боевого корабля Средиземноморья.
Image
Рис. 3. Римская трирема (триера)

Квадриремы

Квадриремы и более крупные боевые корабли тоже не были редкостью, однако массово они строились только непосредственно в ходе крупных военных кампаний. Преимущественно, во время Пунических, Сирийских и Македонских войн, т.е. в III-II вв. до н.э. Собственно, первые квадри- и квинкверемы были улучшенными копиями карфагенских кораблей подобных классов, впервые встреченных римлянами во время Первой Пунической войны.
Image
Рис. 4. Квадрирема

Квинкверемы

Такие корабли именуются у античных авторов пентерами или квинкверемами. В старых переводах римских текстов можно также встретить термины "пятипалубник" и "пятиярусник".

Эти линкоры Античности зачастую не снабжались тараном, а, будучи вооружены метательными машинами (до 8 на борту) и укомплектованы крупными партиями морской пехоты (до 300 человек), служили своеобразными плавучими крепостями, с которыми карфагенянам было очень непросто справиться.

За короткое время римляне ввели в строй 100 пентер и 20 трирем. И это при том, что до этого у римлян не было никакого опыта постройки крупных кораблей. В начале войны римляне пользовались триерами, которые были любезно предоставлены им греческими колониями в Италии (Тарент и др.).

У Полибия находим: "Подтверждением только что сказанного мною о необычайной отваге римлян может служить следующее: когда они в первый раз задумали переправить свои войска в Мессену, у них не было не только парусных кораблей, но длинных судов вообще и даже ни одной лодки; пятидесятивесельные суда и трехпалубные они взяли у тарантян и локров, а также у элейцев и жителей Неаполя и на них смело переправили войска. В это время на римялн в проливе напали карфагеняне; один палубный неприятельский корабль в порыве усердия бросился вперед, очутился на берегу и попал в руки римлян; по образцу его римляне и соорудили весь свой флот..."
Image
Рис. 5. Квинкверема

Всего за время Первой Пунической войны римлянами было построено свыше 500 квинкверем. Во время той же войны были построены и первые гексеры (в переводе "Всемирной истории" Полибия Ф.Г.Мищенко – "шестипалубники").

Римский флот. Конструкция и типы кораблейОдин из вероятных вариантов расположения весел и гребцов на большом римском военном корабле (в данном случае – на квадриреме) приведен на иллюстрации снизу.
Image

Также уместно упомянуть и о принципиально другой версии квинкверемы. Многие историки указывают на несообразности, которые возникают при трактовке квинкверемы как корабля с пятью расположенными друг над другом ярусами весел. В частности, длина и масса весел самого верхнего ряда получаются критически большими, а их эффективность вызывает серьезные сомнения. В качестве альтернативной конструкции квинкверемы выдвигается своеобразная "двух-с-половиной-рема", имеющая шахматное расположение весел (см. рис.5-2). При этом предполагается, что на каждом весле квинкверемы находились 2-3 гребца, а не один, как, например, на триремах.
Image
Рис. 5-2. Квинкверема

Гексеры

Есть свидетельства, что римляне строили и более чем пятиярусные корабли. Так, когда в 117 г. н.э. легионеры Адриана достигли Персидского залива и Красного моря, они построили флот, флагманом которого якобы являлась гексера (см. рисунок). Впрочем, уже во время битвы с карфагенским флотом при Экноме (Первая Пуническая война) флагманскими кораблями римского флота были две гексеры ("шестипалубника").

Согласно некоторым расчетам, самым большим кораблем, построенным по античным технологиям, мог быть семиярусный корабль длиной до 300 футов (ок.90 м). Корабль большей длины со всей неизбежностью сломался бы на волнах.
Image
Рис. 6. Гексера, супердредноут Античности

Сверхтяжелые корабли

К ним относятся септеры, эннеры и децимремы. И первые, и вторые никогда не строились массово. Античная историография содержит лишь несколько скупых упоминаний этих левиафанов. Очевидно, что эннеры и децимремы были весьма тихоходны и не могли выдерживать эскадренную скорость наравне с триремами и квинкверемами. По этой причине их использовали в качестве броненосцев береговой обороны для охраны своих гаваней, либо для обложения неприятельских морских крепостей как передвижные платформы для осады башен, телескопических штурмовых лестниц (самбука) и тяжелой артиллерии. В линейном сражении применить децимремы пытался Марк Антоний (31 г. до н.э., битва при Акциуме), однако они были сожжены быстроходными кораблями Октавиана Августа.
Image
Рис. 7. Эннера, представляет собой 3-4 ярусный боевой корабль, на каждом весле которого сидят по 2-3 гребца. (вооружение – до 12 метательных машин)

Image
Рис. 8. Децемрема (ок. 41 г. до н.э.). Представляет собой 2-3 ярусный боевой корабль, на каждом весле которого сидят по 3-4 гребца. (вооружение – до 12 метательных машин)

Вооружение

Image
Схематический рисунок абордажного «ворона»

Главным оружием римского корабля были морские пехотинцы:
Image

Если греки и эллинистические государства в качестве основного тактического приема использовали по большей части таранный удар, то римляне еще в Первую Пуническую войну сделали ставку на решительный абордажный бой. Римские manipularii (морские пехотинцы) имели отменные боевые качества. Карфагеняне, полагавшиеся на скорость и маневренность своих кораблей, располагали более искусными моряками, но не смогли противопоставить римлянам аналогичных солдат. Сперва ими было проиграно морское сражение при Милах, а несколько лет спустя римские квинкверемы, оснащенные абордажными "воронами", сокрушили карфагенский флот при Эгатских островах.

Со времен Первой Пунической войны штурмовой трап-"ворон" (лат.corvus) становится почти неотъемлемым атрибутом римских кораблей первого класса. "Ворон" представлял собой штурмовой трап особой конструкции, имел десять метров в длину и около 1,8 в ширину. "Вороном" он назван из-за характерной клювообразной формы большого железного крюка (см. рисунок), находившегося на нижней поверхности штурмового трапа. Или протаранив неприятельское судно, или просто переломав ему весла в скользящем ударе, римский корабль резко опускал "ворон", который пробивал своим стальным крюком палубу и накрепко в ней застревал. Римская морская пехота обнажала мечи... А после этого, как обычно выражаются римские авторы, "все решала личная доблесть и рвение воинов, желающих отличиться в бою на глазах у своих начальников".

Несмотря на противоречащий не только здравому смыслу, но и первоисточникам скепсис отдельных исследователей, едва ли подлежит сомнению факт использования на кораблях римского флота метательных машин.

Например, в "Гражданских войнах" Аппиана (V, 119) находим: "Когда назначенный день наступил, при громких криках бой начался с состязания гребцов, бросавших как машинами, так и руками камни, зажигательные снаряды, стрелы. Затем и сами суда стали разбивать друг друга, ударяя или в бока, или в эпотиды – выдававшиеся спереди брусья, – или в носовую часть, где удар был сильнее всего и где он, сбрасывая экипаж, делал корабль неспособным к действию. Некоторые суда, проплывая мимо, осыпали друг друга снарядами и копьями." (курсивы мои – А.З.)

Этот и несколько других фрагментов античных авторов позволяют заключить, что метательные машины, с IV в. до н.э. получившие широкое распространение в сухопутных армиях развитых государств Античности, использовались также и на эллинистических, и на римских кораблях. При этом, однако, дискутивным остается вопрос о масштабах применения этого плода "высоких технологий" Античности.

По своим весо-габаритным характеристикам и по точности стрельбы наиболее пригодными для использования на палубных или полупалубных кораблях любых классов видятся легкие торсионные двухплечевые стрелометы ("скорпионы").
Image
Скорпион, наиболее распространенная артиллерийская установка римского флота

Далее, применение таких устройств как гарпакс (см. ниже), а также обстрел неприятельских кораблей и береговых укреплений каменными, свинцовыми и зажигательными ядрами были бы невозможны без применения более тяжелых двухплечевых торсионных стрело- и камнеметов – баллист. Конечно, трудности прицельной стрельбы с качающейся платформы (которой является любой корабль), значительная масса и габариты ограничивают вероятный спектр типов римских кораблей, на которых была бы возможна установка баллист. Однако, на таких типах, как, скажем, эннеры и децемремы, которые представляли собой именно специальные плавучие артиллерийские платформы, баллисты представить себе не столь уж трудно.
Image
Баллиста

Последнее относится и к онагру – одноплечевому торсионному камнемету. Есть все основания полагать, что если онагры и использовались в качестве палубной артиллерии, то лишь для обстрела наземных целей. Заметим, что изображенный на рис. 5 корабельный онагр снабжен колесами в первую очередь не ради того, чтобы возить его с места на место. Напротив, установленные на палубах сверхтяжелых римских кораблей онагры наверняка закреплялись канатами, хотя и не наглухо, а с определенными допусками, как во многих случаях и позднейшая пороховая корабельная артиллерия. Колеса онагра, как и колеса станков позднейших средневековых требюше служили для компенсации сильного опрокидывающего момента, возникавшего в момент выстрела.
Image
Онагр. Колеса у палубных онагров скорее всего служили для компенсации опрокидывающего момента, возникающего в момент выстрела. Также обратим внимание на крючья, изображенные в передней части станка. За них должны были заводиться канаты, удерживающие онагр на месте во время качки.

Наиболее интересной метательной машиной, которая могла использоваться в римском флоте, следует признать полибол – полуавтоматический стреломет, представляющий собой усовершенствованный скорпион. Если верить описаниям, эта машина вела непрерывную стрельбу стрелами, подающимися из" магазина", расположенного над направляющим ложем. Цепная передача, приводившаяся в действие вращением ворота, одновременно взводила полибол, натягивая тетиву, подавала в ложе стрелу из "магазина" и, на очередном обороте, спускала тетиву. Таким образом, полибол можно признать даже полностью автоматическим оружием с принудительной механикой перезарядки.
Image
Полибол (полуавтоматический стреломет)

Для огневой поддержки римляне также использовали наемных критских лучников, которые славились своей меткостью и замечательными зажигательными стрелами ("malleoli").

Кроме стрел, копий, камней и окованных железом бревен римские корабельные баллисты также стреляли тяжелыми железными гарпунами-гарпаксами (лат. harpax). Наконечник гарпакса имел хитроумную конструкцию. После проникновения в корпус неприятельского корабля он раскрывался, так что извлечь гарпакс обратно было практически невозможно. Таким образом, супостата "арканили" желательно сразу с двух-трех кораблей и переходили к излюбленному тактическому приему: собственно, абордажному бою.
Image
Гарпакс (harpax). Вверху – гарпакс, общий вид. Внизу – наконечник гарпакса, раскрывшийся после пробития обшивки

По поводу гарпакса Аппиан сообщает следующее: "Агриппа придумал так называемый гарпакс – пятифутовое бревно, обитое железом и снабженное с обоих концов кольцами. На одном из колец висел гарпакс, железный крюк, к другому же было прикреплено множество мелких канатов, которые при помощи машин тянули гарпакс, когда он, будучи брошен катапультой, зацеплял вражеский корабль.

Но более всего отличался гарпакс, сбрасывавшийся на корабли благодаря своей легкости с большого расстояния и зацеплявшийся всякий раз, когда канаты с силой тянули его назад. Обрубить его для подвергшихся нападению было трудно, так как он был окован железом; длина же его делала и канаты недоступными для того, чтобы их обрубить. Ввиду того что орудие введено было в действие впервые, то не придумали еще таких мер против него, как серпы, насаженные на древки. Единственное средство, какое могли придумать против гарпакса, ввиду неожиданности его появления, – двигаться в противоположном направлении, давая задний ход. Но так как то же самое делали и противники, силы же гребцов были равны, гарпакс продолжал делать свое дело. " ["Гражданские войны", V, 118-119]

Несмотря на все описанные технические и артиллерийские изыски, таран (лат.rostrum) являлся куда более надежным и мощным оружием корабля, чем баллисты и скорпионы.

Тараны изготовлялись из железа или бронзы и, как правило, использовались в паре. Большой таран (собственно рострум) в форме высокого плоского трезубца находился под водой и был предназначен для сокрушения подводной части неприятельского корабля. Рострум весил очень и очень порядочно. Например, найденный израильскими археологами бронзовый таран с греческой биремы затянул на 400 кг. Легко себе представить, сколько весили рострумы римских квинкверем.

Малый таран (проемболон) находился над водой и имел форму бараньей, свиной, крокодильей головы. Этот второй, малый, таран служил буфером, препятствующим а) разрушению форштевня корабля при соударении с бортом вражеского судна; б) чересчур глубокому проникновению рострума в корпус неприятельского корабля.

Последнее могло иметь печальные последствия для атакующего. Таран мог застрять во вражеском корпусе и атакующий полностью терял маневренность. Если вражеский корабль горел, можно было сгореть с ним за компанию. Если же вражеский корабль тонул, то можно было в лучшем случае остаться без тарана, а в худшем – утонуть вместе с ним.

Весьма экзотичным оружием был так называемый "дельфин". Он представлял собой большой продолговатый камень или свинцовый слиток, который перед боем подымали на вершину мачты или на специальный выстрел (то есть на длинную поворотную балку с блоком и лебедкой). Когда неприятельский корабль оказывался в непосредственной близости, мачту (выстрел) заваливали так, чтобы она оказалась над супостатом, и обрубали трос, удерживающий "дельфина". Тяжелая болванка падала вниз, ломая палубу, скамьи гребцов и/или днище неприятельского корабля .

Считается, впрочем, что "дельфин" был эффективен только против беспалубных судов, поскольку лишь в этом случае он мог пробить днище и утопить вражеский корабль. Иными словами, "дельфин" мог использоваться против пиратских фелюк или либурн, но не при столкновении с кораблем первого класса. По этой причине "дельфин" был скорее атрибутом невооруженного купеческого судна, чем римской триеры или квадриремы, и без того вооруженных до зубов.

Наконец, на римских кораблях использовались различные зажигательные средства, к которым относились т.н. "жаровни" и сифоны.
"Жаровни" представляли собой обычные ведра, в которые непосредственно перед боем заливали горючую жидкость и поджигали ее. Затем "жаровню" подвешивали на конец длинного багра или выстрела. Таким образом, "жаровня" выносилась на пять-семь метров вперед по курсу корабля, что позволяло опорожнить ведро с горючей жидкостью на палубу неприятельского корабля еще до того, как проемболон и/или таран входили в соприкосновение не только с бортом, но даже с веслами супостата.
Именно при помощи "жаровен" римляне прорвались сквозь строй сирийского флота в битве при Панорме (190 г. до н.э.).
ImageImage
Ручной огнемет (слева) и огнеметный сифон (справа)

Тактика

Тактика римского флота была проста и высоко эффективна. Начиная сближение с неприятельским флотом, римляне засыпали его градом зажигательных стрел и других снарядов из метательных машин. Затем, сблизившись вплотную, топили корабли неприятеля таранными ударами или сваливались в абордаж. Тактическое искусство заключалось в том, чтобы, энергично маневрируя, атаковать один вражеский корабль двумя-тремя своими и тем самым создать подавляющий численный перевес в абордажном бою. Когда неприятель вел интенсивный встречный огонь из своих метательных машин, римская морская пехота строилась черепахой, пережидая смертоносный град.
Image
На рисунке изображена римская центурия, штурмующая неприятельское укрепление в строе черепахи

Если погода благоприятствовала и в наличии имелись "жаровни" – римляне могли попытаться сжечь вражеские корабли, не вступая в абордажный бой.

По материалам: А. Зорич "Римский флот. Конструкция и типы кораблей"


-Тот, кто может корректировать свою тактику в зависимости от противника и таким образом выигрывать - достоин называться командиром, рождённым на небесах. /Сунь Цзы "Искусство Войны"/
darkm1nd M
Topic author, Участник
Avatar
Location: Somewhere I Belong...
Medals: 2
Фалера «За заслуги» IV (1) Фалера «За боевые заслуги» III (1)
Reputation: 481
Posts: 1130
With us: 6 years 7 months

Return to РАЗДЕЛ СВОБОДНОГО ОБЩЕНИЯ | FLOOD

Who is online (over the past 10 minutes)

Users browsing this forum: 1 guest

cron